19 ноября 2012
16798

2. Социальная политика и доходы: доходы как условие создания социальных институтов развития

По дошедшим до нас сведениям о недостающих суммах и
о прочих недостатках за Персидский поход под началом
отставного генерала графа Зубова, повелеваем Сенату
взять под секвестр все его имения и держать под оным
до тех пор, пока во всей точности все оное совершенно
заплачено будет[1].

Император Павел I

Простые люди привыкли к безнадежности, отчаялись.
И народ подлечивался водкой. Знаете, вся Россия -
это пьющий Гамлет[2].

Ф. Искандер


Следует признать, что современная социальная политика правящей элиты России не имеет под собой нравственных и политических оснований. Множество деклараций не могут скрыть того простого факта, что проводимая социальная политика остается не осмысленным политическим курсом, направленным на развитие нации, а политикой распределения "остатков" национального богатства среди большинства обездоленной части населения. Все эти "прибавки", "индексации" и т.п. носят популистский характер и не выражают сколько-нибудь осмысленного понимания того, что социальная политика является стратегией увеличения национального человеческого потенциала.

Никогда еще в истории России не было такого циничного пренебрежения интересами большинства народа. Никогда элита так беззастенчиво не грабила страну. Можно ли сегодня представить, например, что Д. Медведев, как в свое время Павел I и Петр I, отнимет наворованное у одного из ближайших своих соратников? Что отношение к М. Ходорковскому будет распространено на всех тех сотен тысяч миллионеров, которые разграбили страну, а теперь, накупив собственности за рубежом, продолжают ее грабить и препятствуют развитию?

Низкий уровень душевых доходов в современном обществе имеет крайне негативное значение, которое выражается в следующем:

- в отсталости социальной структуры и ее институтов, замедлении темпов формирования креативного класса;

- невозможности создания "креативной экономики";

- невозможности опережающих темпов развития нации;

- снижении темпов развития НЧП;

- размывании государственного суверенитета.

О реальном положении свидетельствуют данные ВЦИОМ, который провел репрезентативный опрос (34 000 респондентов в 1930 населенных пунктах) населения в июне 2010 года[3].

Скажите, пожалуйста, какие социальные и экономические проблемы волнуют в последнее время лично Вас больше всего? (Карточка. Не более пяти ответов.)

 


Доходы граждан - один из важнейших показателей НЧП. Хочу подчеркнуть, что этот вывод относится ко всем категориям граждан. А не только к активному населению, занятому в производственной деятельности. Что видно из официальных данных[4].



Мировой кризис 2008 года по-новому высветил проблему не только социальной политики, но и проблему справедливого распределения доходов. Внешне кризис выглядел как частный, финансовый, но актуальность изменения социальной политики была подчеркнута новыми кризисными явлениями. Так, финансовые услуги и доходы топ-менеджеров и некоторых акционеров оказались неадекватными их реальной деятельности. Особенно на фоне плохой деятельности и показателей их финансовых структур и корпораций.

Другая проблема - соотношения финансовых спекуляций и реального сектора экономики. Модель, при которой финансовые спекулянты имитировали развитие экономики, оказалась, очевидно, несостоятельной. Как и методы их финансовой деятельности, которые отражали низкую прозрачность, а иногда и откровенный авантюризм.

Примечательно, что в развитых странах в условиях кризиса не только традиционные защитники социальной политики - левые, профсоюзы, общественные организации, - но и либеральные партии стали сторонниками активной социальной политики. Это стало характерно как для республиканцев в США, так и сторонников ХДС в Германии и консерваторов в Великобритании. Во Франции, например, президент Ж. Саркози специально занялся в условиях кризиса разработкой активной социальной политики как "программы на XXI век".

Естественно, это не могло не остаться не замеченным в России, где власть открыто признала, что сегодня социальная политика фундаментально неправильна, не соответствует мировым показателям. Причем во всех областях. Так, если взять, например, пенсионную систему, то оказывается, что даже по сравнению с бывшими странами соцлагеря ситуация в России недопустимая - средняя пенсия составляет самый низкий, не поддающийся сравнению, показатель.

Если допустить, что средняя зарплата в России приблизилось в 2008 году к восточно-европейскому уровню (порядка 500$, хотя оговорюсь, что это средняя зарплата), то пенсии абсолютно не соответствуют общеевропейской тенденции. Они в три, даже четыре раза ниже европейских. Если в советские времена коэффициент замещения достигал 50%, то после 90-го года он постоянно снижался, достигнув к 2008 году 25%. Еще хуже то, что сохранение такой политики приведет к снижению этого коэффициента до 10% в 2020 году[5].



Совершенно другая ситуация в развитых странах, где на протяжении уже более 50 лет коэффициент замещения сохраняется на высоком уровне. Эта задача считается стратегической для власти в развитых странах и в условиях кризиса. Но не для России, где подобная задача даже не ставится. И понятно почему: логика макроэкономической экстраполяции социально-экономического развития, которой руководствуется Минфин, идет "от достигнутого", а не от стратегии развития.

Более того, в 2010-2011 годах в правящей элите возникли разговоры о повышении возраста граждан, выходящих на пенсию. При этом апеллируя к мировому опыту развитых стран, где этот предел действительно выше, чем в России[6].



Вместе с тем не говорится о том, что продолжительность жизни, особенно мужчин, в России значительно ниже. Как следует из официальной статистики, в 2009 году продолжительность жизни "не дотягивала" до уровня 1990 года и составляла 68,77 лет. При этом для мужчин он составляет 62,77 года[7].



Не случайно в 2007-2011 годах В. Путиным и Д. Медведевым были предприняты попытки по исправлению ситуации. В частности, было заявлено об увеличении к 2010 году пенсий в два раза. Что, конечно же, совершенно недостаточно. К этому времени пенсии лишь сравняются с прожиточным минимумом и минимальной зарплатой, т.е. все пенсионеры автоматически остаются в категории нищих. Следовательно, мы сегодня, изначально, планируем, что через два-три года все пенсионеры будут находиться где-то между бедностью и нищетой.

Примечательно, что соцопросы показывают, что сегодня к среднему классу себя причисляют те граждане, чьи доходы на каждого члена семьи превышают 1500 долларов, а это, как минимум, в три раза выше имеющих среднероссийских доходов в 2008 году. Если же пенсии "образца 2010 года" будут лишь удвоены, т.е. будут равняться 6500-7000 рублей, то, очевидно, что почти половина населения страны будет вынуждена смириться (экономически и социально) со статусом не просто бедных, а нищих.

Эта тенденция, очевидно, противоречит общемировой, но как ее исправить, - такая задача не ставится.



Как видно из приведенного графика, в развитых странах коэффициент замещения стабильно составляет порядка 70-75%. При постоянном росте средней заработной платы. Это позволяет пенсионерам также стабильно относить себя не только к среднему классу, но и вести активный образ жизни, включая и участие в экономической деятельности. Учитывая рост средней продолжительности жизни, это означает, что пенсионеры составляют значительную часть общества, продолжающую активную общественную и экономическую деятельность.

В России, учитывая среднюю продолжительность жизни и низкие пенсии, пенсионеры фактически вычеркиваются из общественной и экономической деятельности, становятся, как правило, "довеском" (иногда обременительным) для государства и общества. Их опыт, знания и навыки обществом используются мало и неэффективно.

"Прожиточный минимум - условная категория. По данным статистиков, пенсионер в Татарстане в прошлом году мог прожить на 2965 руб., в Москве - на 5057 руб., на Чукотке пожилому человеку требовалось 9219 руб. В Евросоюзе находящимися под угрозой бедности принято считать тех, чей ежемесячный доход ниже 60% среднемесячной заработной платы, бедными - получающими менее 50%. По этой методике в "зоне риска" во Франции находится около 14% населения, в Испании - 20%, в Литве - четверть. Бедными считаются 7%, 11% и 13% соответственно. Российские пенсионеры, получающие сейчас около 40% средней зарплаты по стране (20158 руб.), вышли из нищеты, но по европейским меркам они остались бедными. Как, впрочем, и почти 30% работающих россиян. В некоторых регионах пенсии могут оказаться выше зарплат бюджетников"[8].

Представляется, что власть должна разработать специальную стратегию в отношении пенсионеров, которая бы не зацикливалась как сегодня на решении задач Пенсионного фонда, а ставила бы задачу максимально полного использования потенциала пожилых людей в интересах общества и государства. Особенно в условиях неблагоприятных для России демографических тенденций. То есть необходимо переформатировать задачу от экстраполяции возможных пенсионных обязательств к максимально полному использованию и сохранению человеческого потенциала. В данном случае в лице пенсионеров.

Необходимо понимать, что доходы - это не просто показатель получения финансовых средств, но и ресурс, обеспечивающий существование и развитие человеческого потенциала.

Доходы населения следует рассматривать как выгодные для государства и его экономики инвестиции в человека. В этом смысле доходы пенсионеров не являются исключением. Если пенсии рассматривать под этим углом зрения, то пенсионеры становятся важным ресурсом развития страны и экономики, а не обузой для "трудоспособного населения". Кстати, деление граждан на эти категории следует пересмотреть потому, что пенсионеры могут и должны стать трудовым ресурсом. Если, конечно, проводить по отношению к ним правильную политику.

Социальная политика, если она современна, предполагает изменение самого подхода государства к политике доходов. В XXI веке, когда богатство общества измеряется суммой потенциалов его личностей, каждый человек, включая инвалидов и пенсионеров, становится потенциалом и ресурсом нации, который следует развивать, а не игнорировать.

На мой взгляд, следует по-новому пересмотреть не только приоритеты социальной политики, но и само ее понимание, которое сегодня выходит далеко за рамки политики доходов или соцподдержки. Социальная политика стремительно становится приоритетной по отношению к политике экономической и финансовой, превращаясь из следствия их развития в условие.

Новое понимание социальной политики должно не только утвердиться в элите, но и стать импульсом для политико-философского анализа.

Еще острее проблема с социальной дифференциацией, которая выходит далеко за рамки только социальной политики, но и политики вообще. И не только с точки зрения социальной стабильности или справедливости, но и с позиции опережающего экономического развития. Общество, как уже говорилось, должно преимущественно состоять не только из состоятельных, но и интеллектуальных людей. Их позиция должна превалировать и отражаться в политике, СМИ и т.д.

Сегодня в России эта ситуация не выдерживает критики[9].



Но если доля группы "средний класс" - интеллигенция" - "креативные слои" мала, то она становится из ведущей в ведомую. Здесь возможны разные варианты развития событий, известные, в том числе и из истории.

Вариант 1. Государство приспосабливается к перераспределению госдоходов, предоставляя народу "хлеба и зрелищ" (Римская империя).

Вариант 2. Нация деградирует, вымирает, оставляя все природные богатства и ресурсы отечественным (но чаще зарубежным) владельцам, способным заплатить за это минимальную цену (залоговые аукционы).

Вариант 3. Страна и нация смиряются с превращением во второстепенное, управляемое государство, где уровень жизни обеспечивается за счет распродажи природных ресурсов, а элита превращается в компрадорскую (Колониализм XX века).

Хотя темпы роста доходов заметны, они все еще отстают от того, что необходимо стране, нации для опережающего развития. Они, может быть, соответствуют тенденции роста выше среднемирового уровня. Но не развития. Тем более опережающего[10].



Таким образом, видно, что социальные условия в России недопустимо плохи. И тенденция их улучшения, заметная по темпам роста доходов, абсолютно не соответствует потребностям: рост доходов в 20% в год при таких стартовых условиях, очень низкий.

Удивительно, но опросы ВЦИОМ в целом свидетельствуют о преобладающем оптимизме, у 40-50% граждан, что, на мой взгляд, не должно успокаивать[11].







Обращает на себя внимание устойчивое большинство лиц (до 40%), которые не ожидают никаких изменений, и почти 10%, ожидающих перемен в худшую сторону. Это означает, что половина граждан не видит позитивной перспективы, они фактически выключены из активной социальной и экономической жизни страны.


_____________

[1] Гено А. и Томич. Павел I. С.-П., Синодальная типография, 1901. С. 231.

[2] Графова Л. Душно жить без совести // Российская газета. 2011. 4 марта. С. 8.

[3] Фонд "общественное мнение". Доминанты. 2010. 19 августа. N 32. С. 15-17.

[4] Российский статистический ежегодник 2010. М.: Росстат, 2010. С. 171

[5] Роик В.Д. Пенсионная система России: история, проблемы и пути совершенствования. М.: 2007 г. С. 416.

[6] Грицюк М. Полный пенсион // Российская газета. 2010. 16 сентября. С. 4.

[7] Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2010. С. 109.

[8] Засыпать ассигнациями // Ведомости. 2010. 21 апреля. С. 1, 4.

[9] Григорьева Л.М. Конфликты интересов и коалиции // Pro et Contra. 2007. N 4-5. С. 106.

[10] Российская газета. 2007. 20 декабря. С. 3.

[11] Фонд "общественное мнение". Доминанты. 2010. 29 июля. N 29.С. 19-21.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован