04 сентября 2012
11625

2. Значение фундаментальных ценностей для формирования образа России

На протяжении многих столетий образ Александра Невского
имел особое значение для укрепления Российского государства
и формирования национального самосознания граждан[1]

Д. Медведев

Очевидно, что обозначилась задача формирования такого типа
социально-исторического знания, которое ... отражало бы ее
богатейший и очень разный исторический опыт, российские
цивилизационные... ценности...[2]

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Возрастание конфликтности, непредсказуемости и политических рисков в XXI веке - та реальность, которую сегодня уже считают банальностью. В мире начался стремительный процесс, когда новые центры силы предлагают и даже навязывают остальным странам свои системы ценностей, а не только национальные интересы. Можно согласиться с И. Юргенсом, полагающим, что "при этом мир вступил в период более жесткой конкуренции в результате возникновения новых полюсов силы. США - пока сильнейшее государство и глобальный лидер. Но они уже и сами признают, что не могут или не хотят сохранять за собой эту роль в перспективе. Это означает, что в обозримом будущем придется пересматривать не только системы и инструменты безопасности и управляемости в мире, но и системы ценностей и моральных критериев, которые лежат в их основе"[3].

Можно сказать и так: международная конкуренция во все большей мере перемещается из области экономической и технологической в области продвижения национальных систем ценностей и нравственных норм. От этого во многом зависит сегодня и эффективность социально-экономической стратегии, которая уже не может не замечать, что только макроэкономических критериев и "универсальных" либеральных норм не достаточно для реализации национальной стратегии.

Проблема образа России, эффективности ее стратегии и эффективность политики - прежде всего нравственная: "... вопрос о том, нравственна власть или безнравственна, - это для нас вопрос жизни и смерти"[4], - говорит великий современный историк С. Шмидт.

Для формирования современного и адекватного образа России принципиально важно понимать значение фундаментальных российских ценностей. В этом предложении главные определения понятия "образ" - современный и адекватный, т.е. отражающий современные состояние нации, но и (может быть, главное для образа будущей России) будущее нашей страны и нации. Существует прямая, непосредственная, но не всегда видимая связь между традициями и будущим нации. Особенно, когда ее умышленно не хотят видеть, либо сознательно предпочитают о ней не говорить. Хорошо об этом сказал патриарх Кирилл: "Сегодня мы живем в прозрачном мире, и можно потерять свободу, потерять суверенитет, потерять независимость, имея мощную экономику, хорошо вооруженную и обученную армию. Мы знаем, что без единого выстрела распалась историческая Россия, которую мы называли Советским Союзом, - и нет великой страны. Сегодня борьба происходит на уровне мысли, убеждений, взглядов, мировоззрения"[5].

Действительно, политически и экономически независимое государство, а в итоге и нация не могут сохраниться без опоры на национальную систему ценностей. Но они - государство и нация - не могут и развиваться, во всяком случае, наравне с другими нациями, без этой опоры. Опоры, которая в современное время становится фундаментом для национальных научных школ, культуры и образования.

И здесь-то возникает главная проблема сочетаемости традиции и международных реалий, проблема их синтеза. В 2011-2012 годах у меня (и не только) складывалось впечатление, что правящая элита, во-первых, не вполне точно и объективно учитывала традиции и ценности, а, во-вторых, своевременно и адекватно оценивала политические (внутренние и внешние) реалии. Хочу подчеркнуть ключевую роль в современной российской политике правящей элиты, которая - вольно или невольно - отвечает за ценностную систему и нравственность в стране. Это объясняется традиционным для России исключительно монопольным правом правящей элиты на управление. Причем с минимальной долей ответственности. Ряд известных авторов изображают эту роль следующим образом[6].



Высший уровень - политический. Здесь задаются ценностные цели конкурентной политики. Здесь под ценностной целью понимается явно выраженное намерение реализовать интересы личности, группы и общества в целом.

Исключительная ответственность правящей российской элиты за формирование системы ценностей не может и не должна замалчиваться. Нация, общество и государство оказываются в прямой зависимости от этого процесса. В конце XX века - от М. Горбачева и Б. Ельцина. В XXI веке - от В. Путина и Д. Медведева.

Отставание в их осознании и принятии практических решений было всегда. Иногда на один год, а иногда и на десятилетие. Это показала, например, встреча В. Путина с политологами в феврале 2012 года. Как признает И. Фомин, "...Сейчас же, мне показалось, что в воздухе просто висел вопрос, который можно сформулировать так: где сегодняшняя, актуальная повестка дня? Где разговор о тех вопросах, от решения которых сегодня зависит не просто "дальнейшее благополучное развитие", а само существование нашей страны? А ведь сегодня вопрос стоит именно так. Где четкая формулировка нынешней актуальной ситуации и где акцент степени ее актуальности? Где предлагаемые срочные решения, планы неотложных работ по удержанию ситуации в стране под контролем, по недопущению скатывания ситуации в хаос и открытый гражданский конфликт с участием как внутренних, так и внешних сил?"[7].

Споры об учете национальных традиций не прекращались все последние десятилетия и остаются сегодня одной из ключевых тем на экранах телевидения, в радиоэфирах и не страницах печати. Так, "образ Александра Невского", например, ассоциируется для многих сегодня с образом России, граждане которой в 2009 году избрали методом самого репрезентативного опроса человека, который в наибольшей степени отражает представления большинства нации об образе страны. Этот образ не выдуманный, а реальный, я бы сказал, - материальный. Он является своего рода квинтэссенцией фундаментальных ценностей нации, ведь А. Невский, как известно, ассоциируется прежде всего с православием, государственностью и народностью. Не случайно, а глубоко закономерно то, что огромное число граждан России проголосовало именно за А. Невского, и не за десятки других достойных кандидатов, принадлежащих нации. Не случайно и то, что сегодня, может быть, подсознательно, мы выбираем человека, который сочетал в себе качества защитника православных ценностей, государства и народа.

Примечательно, что и сегодня, иногда сами того не осознавая, мы ориентируемся на эти ценности русской нации, как высшие нравственные, а значит основополагающие, национальные ценности. Представление о них для понимания сегодняшних реалий и формирование образа России - чрезвычайно важно, но внимание к этой теме политиков, ученых и журналистов - минимально. Более того, по мере продвижения в российском общественном сознании западных ценностей усиленно складывалось убеждение, что традиционные национальные ценности - в лучшем случае архаика, а в худшем - мракобесие. Не случайно, что пик такого отношения пришелся на 90-е годы. Не случайно и то, что именно во время этого пика своего апогея достигли нападки на традиционные российские ценности - православие - государство - нацию. Таких случайных совпадений не бывает.

Тем важнее, актуальнее и интереснее любые попытки ученых и политиков опираться в своей работе на национальные ценности. Так, в одной из современных работ говорится, что анализ древнерусских текстов дает возможность сделать вывод, что древнерусская государственность (система взглядов, идей, представлений о государстве) включала в себя следующие ценности.

Этно-конфессиональное единство (где христианство, там и Русь)...

Монотеизм: Благодать как высшая ступень приближения к Богу...

Милость воздается не по заслугам, а по Благодати Божьей...

Христианская любовь: истинный христианин возлюбит не только ближнего, но и врага своего...

Милосердие - основа христианской жизни...

Почитание старших отождествляется с почитанием Бога...

Смирение перед людьми равнозначно смирению перед Богом...

Почитание носителей священного сана...[8].

Примечательно, что отношение к этим ценностям проявляется, в первую очередь, через уважение, даже почитание их носителей: политиков, общественных деятелей. И это правило так или иначе распространяется на всю историю России, лежит в основе национальной системы ценностей, т.е. идеологии. Те политики, которые отталкивались от этой системы ценностей в своей работе (будь то монархисты, коммунисты или демократы), добивались в конечном счете не только результатов, но и уважения. И, наоборот, те, кто игнорировал эти ценности приносили беды нации и оставляли о себе негативную память (К их числу в XX веке можно отнести Л. Троцкого, Н. Хрущева, М. Горбачева). Проявлялась закономерность - ориентация на базовые ценности вела к идеологическим успехам, развитию государства, что отражалось в национальной памяти. И наоборот.

Было бы ошибкой думать, что эта система ценностей сегодня не имеет значение, а тем более изжила себя. Совсем наоборот. Ее значение усиливается. Приходится признать, что когда ее игнорируют правящие элиты, то происходят самые негативные события, даже катастрофы, - от революций до появления системы всеобъемлющей коррупции. Последняя четверть XX и начало XXI века - типичная иллюстрация этой закономерности. Этот вывод стал особенно актуальным в 2011-2012 годы, года либеральная часть элиты сформировала политическую оппозицию режиму В. Путина, отличительной чертой которой стала не столько широко разрекламированная борьба за демократию и справедливость, а пропаганда и назойливое навязывание либеральных ценностей.

Не случайно и то, что в эти же годы сторонники В. Путина из лагеря государственников - от патриарха Кирилла и В. Якунина до государственников-либералов - М. Леонтьева, М. Шевченко, - а также даже части системной оппозиции стали значительно активнее поддерживать традиционные идеи и ценности нации.

Если вдуматься, то в характере, ментальности и поведении русского народа (которого сегодня объединяют под термином "россияне") генетически и культурно уже столетиями заложены эти нравственные ценности. И когда власть понимает их значение (как это было при Александре II, Александре III), то происходил фантастический рывок в развитии нации и государства. Отчасти, я полагаю, что И. Сталин также воспользовался этими ценностями, когда руководил страной в 30-е - 40-е годы. Не случайно, что в периоды кризиса 2008-2011 годов к этим ценностям регулярно обращались как Д. Медведев, так и В. Путин. К сожалению, не всегда последовательно и системно. Не всегда эти "сигналы" получали развитие, а иногда наталкивались и на серьезное противодействие влиятельной либеральной части правящей элиты.

Мне представляется, что эти ценности являются не только базой для создания образа России, но и мощным резервом в развитии современной России, фундаментальной основой для реального политического и экономического решения ее проблем - от борьбы с международным терроризмом и системой коррупции (которые я рассматриваю прежде всего как идеологические проблемы) до опережающих темпов экономического роста. Не случайно, в бюджетном послании в июне 2010 года Д. Медведев выделил отдельный, пятый раздел, посвященный развитию потенциала человека как важнейшего приоритета в финансовой деятельности государства, ведь вся система ценностей русского общества, в конечном счете, формировалась как система приоритетов по отношению к человеку[9]. К сожалению, позже эта стратегическая идея получила слабое развитие, хотя в "скорректированной" к апрелю 2012 года "Стратегии-2020" уже был отдельный раздел, посвященный этой проблеме.

Возвращаясь к принципиальной схеме алгоритма идеологии, важно отметить, что способность к восприятию национальных ценностей российской элитой чрезвычайно важна для адекватного формулирования современных политических целей и формирования современного облика России внутри страны и за рубежом. Именно способность (и желание?) правящей элиты воспринимать объективно национальные интересы и ценности во многом предопределяет не только политические цели, но и влияет на систему национальных ценностей и эффективное использование национальных ресурсов.



Сказанное означает, что если элита адекватно воспринимает международные реалии (участок "а"), учитывает и транслирует (участок "б") национальные ценности в приоритеты и цели своей политики, то и сама политика становится адекватной. Она также адекватно (в соответствии с международными реалиями и национальными интересами и ценностями) распоряжается имеющимися ресурсами, (участок "в") учитывает внешние факторы (участок "а"), и в целом формирует вполне адекватный образ России. Так, с точки зрения международных реалий, российская правящая элита многие годы недооценивает такой ведущий фактор развития, как национальный человеческий потенциал (НЧП). Всемирный банк, например, сухо подсчитывает богатства народов. Выделяет три основные составляющие богатства: природные (сельскохозяйственные угодья, внутренние воды, месторождения нефти и проч.), созданные человеком (заводы, дороги, производимые самолеты, соски-пустышки и т. д.) и так называемый нематериальный капитал (это реализованный человеческий капитал).

Научный обозреватель журнала "Reason". Рональд Бэйли сравнил докризисные показатели богатства России и США по оценкам ВБ за 2005 год: природные богатства на душу населения в России составляли $31 тысячу. Плюс капитал, созданный человеком, - $18 тысяч. И нематериальный капитал - $24 тысячи. Итого - по $73 тысячи на человека (ВВП на душу населения в 2005 году составлял $5 тысяч).

В США природный капитал более, чем в два раза меньше - $14 тысяч. Капитал, созданный человеком, больше - $100 тысяч. Нематериальный капитал - $627 тысяч (!), т.е. в 30 раз больше! Итого совокупный капитал в Америке составлял в 2005 году $734 тысячи на душу населения (ВВП на душу населения был $43 тысячи в год)[10].

Как видно, масштаб национального богатства и, как следствие, душевой ВВП во многом предопределяется нематериальным капиталом (НЧП), который в России в последние 25 лет очевидно недооценивается, даже игнорируется. Это реальность, от которой нам никуда не уйти, в т.ч. формирующая образ России как сырьевой державы. При этом важно подчеркнуть существующую тесную взаимосвязь между НЧП и национальными ценностями: наука, образование, культура и духовность могут развиваться и предлагать миру качественно новые продукты и услуги, только опираясь на национальные школы. Похоже, заметил В.В. Путин что только в феврале 2012 года[11].

Однако Россия может предложить миру свою, оригинальную систему ценностей, ориентированную на развитие потенциала человека. Более конкурентоспособную, чем западноевропейская (секулярно-социальная), либо американская. Если допустить, что с высокой степенью вероятности победит та идеологическая модель, ориентированная на человека, которая окажется более привлекательной и эффективной, - то Россия имеет не только право, но и обязанность предложить свою модель, свою систему ценностей, свои приоритеты. Понятно, что такая система ценностей не будет прямой трансляцией древнерусской. Она станет ее адаптированной к современным реалиям, но оригинальной моделью, позволяющей генерировать новые идеи и развивать творческий потенциал нации.

Сказанное нисколько не противоречит идее современного учета и использования чужих систем ценностей, но именно учета, а не механического и не критичного переноса их на российскую почву. Что, к сожалению, нередко происходит сегодня с подачи либеральных идеологов, ассоциированных с ними СМИ и монетарных властей. "Общие ценности" отнюдь не тождественно "универсальным ценностям". Это утверждение имеет абсолютно практическое значение для российской политики. Так, берлинская инициатива президента России Д. Медведева от 5 июня 2008 года о создании новой архитектуры европейской безопасности имеет множество измерений - от геополитического до международно-правового, - но она неизбежно предполагает более четкое определение "не только общих интересов, их гармонизацию, но и идентификацию общих ценностей"[12]. Это тем более важно, что страны Евросоюза, после вступления в декабре 2009 года в силу Лиссабонских соглашений, сделали акцент на формировании ценностей Евросоюза.

Если говорить всерьез о задаче формирования образа России как мирового идеологического лидера, то необходимо признать, что этого можно добиться только учитывая национальную систему ценностей. Россия сравнительно легко может сделать заявку на роль мирового лидера в области культуры, науки и образования, духовности. История и традиции, огромный культурный капитал позволят это сделать не просто безболезненно, но и даже с определенным позитивным пониманием со стороны других стран, включая стран-лидеров. Мой опыт многолетнего общения с представителями западной политической элиты это полностью подтверждает: нередко неприятие современных российских реалий компенсируется признанием авторитета русской культуры и духовности.

Вместе с тем, любая (а тем более амбициозная) заявка на лидерство должна быть подкреплена реальными результатами и фактами. Тем более, если речь идет о таких критериях, которые определяют НЧП, - продолжительность жизни, уровень науки, культуры, образования и здравоохранения. Сегодня приходится признать, что по этим критериям, формирующим национальную систему ценностей и идентичность, Россия либо стагнирует, либо откатывается назад. Простой пример с сокращением численности библиотек вполне наглядно это иллюстрирует. Библиотеки, в которых концентрировалась национальная культура, постепенно сокращаются, хотя абсолютное большинство нации формировалось на использовании возможностей местных библиотек[13].



Что касается продолжительности жизни, то по этим показателям Россия стабильно находится в пятом-седьмом десятке государств. Так, "отставание России по ожидаемой продолжительности жизни от большинства развитых стран нарастает с середины 1960-х годов. Исторический максимум показателя в России для обоих полов был зафиксирован в 1987 году (70,13 года), для мужчин тоже в 1987-м (64,83 года), для женщин - в 1989 году (74,5 года). У женщин этот показатель был превышен в 2009-2010 годах, у мужчин до сих пор не достигнут даже уровень 1964-1965 годов. По данным ООН, в настоящее время 57% населения мира имеет ожидаемую продолжительность жизни для обоих полов 70 лет и более, но Россия не попадает в эти 57%.

В январе 2012 года Владимир Путин заявил на заседании президиума правительства, что в 2011-м ожидаемая продолжительность жизни в России "увеличилась на полтора года и составила в среднем в Российской Федерации 70,3 года. Это показатель, абсолютно сопоставимый с европейскими"[14].

"Сопоставимость" отнюдь не означает лидерство. Да, средняя продолжительность жизни в 70 лет в России сопоставима со средней продолжительностью в Японии и Норвегии, где она превышает 82 года, но это далеко не одно и то же.

И второе. Очень важно кем будет заполняться демографическая яма - неквалифицированными мигрантами из Азии, либо преимущественно русским населением Центральной России. Особенно это актуально для районов Сибири, где численность населения за последние 20 лет сократилась на 25%.


_______________

[1] Обращение к читателям книги. Александр Невский. Государь, дипломат, воин. М.: Р. Валент, 2010. С. 7.

[2] Торкунов А.В. Школа российской идентичности // Независимая газета. 2009. 14 октября.

[3] Юргенс И. Новые полюса силы и статус-кво идентичности // Независимая газета. 2012. 14 апреля.

[4] Шеваров Д. Эпоха по имени Шмидт // Российская газета. 2012. 11 апреля. С. 11.

[5] Патриарх Кирилл. Жить и верить не по лжи // Российская газета. 2012. 1 марта. С. 2.

[6] Якунин В.И., Сулакшин С.С., Фонарева Н.Е., Тотьев К.Ю. и др. Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации. Монография в 2-х томах. Т. 1. М.: Научный эксперт, 2008. С. 12.

[7] Фомин И. Огонь по штабам // Известия. 2011. 14 февраля. С. 9.

[8] Герасимова Е.А. Зарождение идей древнерусской государственности. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.: МГПУ, 2010. 22 июня. С. 22-23.

[9] Медведев Д.А. Бюджетное послание президента России на 2011-2014 гг. 2010. Июнь.

[10] Осипов Г. Издержки плохого государства / Эл. СМИ. Укррудпром. 18 ноября 2011 г. URL: http://www.ukrrudprom.ua/digest/

[11] Путин В.В. Строительство справедливости. Социальная политика для России // Комсомольская правда. 2012. 13 февраля. С. 2.

[12] Воронин Е.Р. Международно-правовое измерение европейской безопасности: XXI век. Институт международных исследований МГИМО(У) МИД России. 2010. Июль. С. 3.

[13] Культура России. Образ России в меняющемся мире. М. 2011. С. 197.

[14] Горбачева А. Приказано плодиться и размножаться // Независимая газета. 2012. 15 февраля. С. 3.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован